Об одной силе

 Правление — это нормальное осуществление своих полномочий. И  опирается оно на общественное мнение — всегда и везде, у англичан и у  ботокудов, сегодня, как и десять тысяч лет назад. Ни одна власть на  Земле не держалась на чем-то существенно ином, чем общественное мнение.

(...) Само это  понятие могло сложиться в таком-то году и в таком-то месте, но сила  общественного мнения, та главная сила, что создает феномен власти, так  же стара и неискоренима, как человечество. (...) Даже тот, кто намерен управлять с помощью янычар,  вынужден считаться и с их мнением, и с мнением о них остального  населения.

По правде говоря, с помощью янычар и не правят.  Талейран говорил Наполеону: «Штыки, сир, годятся на все, кроме  единственного — нельзя на них усидеть».

Восстание масс. Ортега-и-Гассет

Об одном тупике и его насельниках

Но всякий национализм – тупик. Метя в завтрашний день, упираются в  стену. Здесь путь обрывается и не ведет никуда. Национализм – это  шараханье в сторону, противоположную национальному началу. Оно  собирательно, а национализм исключителен и лишь отторгает. Однако в пору  упрочения нации он в почете и играет положительную роль. Но в Европе  все уже слишком упрочено, и сегодня национализм не больше чем мания,  способ уклониться от великих замыслов и творческого долга. Та простота, с  которой он орудует, и тот сорт людей, которых воспламеняет, с головой  выдают его враждебность историческому творчеству.

Восстание масс. Ортега-и-Гассет

Об антилибералах

Безусловно, надо преодолеть либерализм XIX  века. Но такое не  по зубам тому,  кто,  подобно  фашистам,  объявляет  себя  антилибералом.  Ведь  быть нелибералом  либо антилибералом -  значит занимать  ту позицию,  что была до наступления  либерализма.  И  раз он наступил,  то,  победив однажды,  будет побеждать  и впредь, а  если погибнет, то лишь вкупе с антилиберализмом и со всей  Европой. Хронология жизни неумолима. Либерализм в ее таблице наследует антилиберализм,  или,  другими  словами,  настолько   жизненнее  последнего, насколько пушка гибельнее копья.

Восстание масс. Ортега-и-Гассет

О главном лозунге

Общество  порабощается, и все силы  его уходят на служение государству.  А в итоге?  Бюрократизация  всей жизни  ведет  к ее  полному  упадку.  Жизненный уровень  быстро снижается, рождаемость и подавно. А государство, озабоченное только  собственными нуждами,  удваивает бюрократический нажим. Этой  второй ступенью  бюрократизации  становится  милитаризация  общества. Все  внимание обращено теперь на армию. Власть - это прежде всего гарант безопасности (той самой безопасности, с  которой, напомним,  и  начинается массовое сознание). Поэтому  государство  -  это прежде  всего армия.

(...)

Вот итог огосударствленности  - народ идет в пищу  машине, им  же и созданной. Скелет съедает тело. Стены дома вытесняют жильцов. 

Осознав  это, трудно  благодушествовать,  когда  Муссолини с редкостным апломбом провозглашает как  некое откровение, чудесно снизошедшее на Италию: "Все для государства, ничего, кроме государства, ничего против государства!" Одно уж  это выдает с головой,  что  фашизм  - типичная  доктрина  массового человека.

Восстание масс. Ортега-и-Гассет

О самодовольстве

Самые самодовольные на сегодняшний день, да и самые монументальные. «недоросли» — это народы, которые вознамерились в человеческом сообществе «делать то, что заблагорассудится». И по наивности называют это «национальным духом». Как ни претит мне дух интернациональный и ханжеское почтение к нему, но эти капризы национальной незрелости кажутся карикатурными.

Восстание масс. Ортега-и-Гассет

О самом страшном русском ругательстве: либерализме

Вся история в целом представляется нам гигантской лабораторией, где  производятся всевозможные опыты, чтобы найти формулу общественной жизни,  наиболее благоприятную для выращивания «человека». И, опрокидывая все  мудрые теории, перед нами встает факт: население Европы под действием  двух факторов — либеральной демократии и «техники» — за одно лишь  столетие утроилось!

Этот поразительный факт приводит нас по  законам логики к следующим заключениям: 1) либеральная демократия,  снабженная творческой техникой, представляет собою наивысшую из всех  известных нам форм общественной жизни; 2) если эта форма и не лучшая из  всех возможных, то каждая лучшая будет построена на тех же принципах; 3)  возврат к форме низшей, чем форма XIX века, был бы самоубийством.

Признав  это со всей ясностью, необходимой по сути дела, мы должны теперь  обратиться против XIX века. Если он в некоторых отношениях оказался  исключительным и несравненным, то он столь же, очевидно, страдал  коренными пороками, так как он создал новую породу людей — мятежного  "человека массы". Теперь эти восставшие массы угрожают тем самым  принципам, которым они обязаны жизнью. (...) восстание  масс — это то самое, что Вальтер Ратенау назвал "вертикальным вторжением  варварства".

Ортега-и-Гассет. Восстание масс

О том, кто у власти

Общественная власть находится в руках представителей массы, которые  настолько сильны, что подавляют всякую оппозицию. Их власть  исключительна, трудно найти в истории пример такого всемогущества. И тем  не менее, правительство живет со дня на день. Оно не говорит ясно о  будущем, и, судя по его действиям, это не начало новой эпохи, нового  развития и эволюции. Короче, оно живет без жизненной программы, без  плана. Оно не знает, куда идет, ибо, строго говоря, без намеченной цели и  предначертанного пути оно вообще никуда не идет. Когда это  правительство выступает с заявлениями, оно, не упоминая о будущем,  ограничивается настоящим и откровенно признается: "Мы — лишь временное  ненастоящее правительство, вызванное к жизни чрезвычайными  обстоятельствами". Иными словами — нуждой сегодняшнего дня, но не  планами будущего. Поэтому его деятельность сводится к тому, чтобы как-то  увертываться от поминутных осложнений и конфликтов; проблемы не  разрешаются, а откладываются со дня на день любыми средствами, даже с  тем риском, что они скопятся и вызовут грозный конфликт.

Такою  всегда была власть, в обществе, управляемом непосредственно массой, —  она и всемогуща, и эфемерна. Человеку массы не дано проектировать и  планировать, он всегда плывет по течению. Поэтому он ничего не создает,  как бы ни были велики его возможности и его власть.

Таков человек, который в наше время стоит у власти и решает.

Ортега-и-Гассет. Восстание масс

Барт

Деды убивали


Иллюстрация: "Расследование Карагодина"

Прямо сейчас в России возникает абсурдный и опасный прецедент. Потомки сталинских палачей начали стучать нынешним силовикам на тех, кто раскрывает личности их дедов.

Если вы смотрели один из недавних выпусков "Чё происходит", то вы помните, что там я рассказывал про "Расследование Карагодина". Это очень крутой проект. Группа добровольцев раскрывает настоящие имена и фамилии чекистов, которые приговаривали к смерти и непосредственно казнили людей во время сталинского террора.

Работа очень важная и полезная. Отличный ответ на вопли фанатов Совка и лично Сталина по поводу того, что "либералы всё выдумали". Вот они, реальные убийцы! В последнее время расследователи ещё начали оживлять лица палачей по фотографиям:


Им приходится сталкиваться с противодействием нынешних чекистов, у которых явно бомбит от того, что кто-то смеет обнародовать имена массовых убийц.

Collapse )